Дом И. И. Хлебниковой

Проектирование домов | История архитектуры и дизайна

Этот дом - одна из самых трудных загадок Альбомов. Исследователи в каких-то недоуменных выражениях описывают это предельно скромное здание, с окнами третьего этажа, врезанными прямо во фриз. История дома, очень типичная история богатой московской усадьбы, многое может объяснить в его архитектуре.

Первые сведения о доме собрал М. И. Александровский, но в натуре дом был найден только много лет спустя Е. А. Белецкой. Она предположила, что дом включил палаты XVII века, но в действительности он оказался перестроенным из здания первой половины XVIII века. Его историю можно проследить с 1754 года, когда участком (граничащим с церковью Петра и Павла на Басманной) владел сержант М. А. Ахлестышев. В это время уже существовал дом длиной в 13 сажен, фасадом выходящий на красную линию улицы, с двумя центральными ризалитами (на улицу и во двор). Этот дом был впоследствии так сильно перестроен, что понять его прежнюю архитектуру невозможно: на западном фасаде сохранились только срубленные угловые лопатки, лопатка, отвечающая основной продольной стене, да следы двух лопаточек под одним из окон второго этажа - вероятно нижних стоек наличников. Но планировка обоих этажей этой части дома, изображенная Казаковым в альбоме, сохранилась, вероятно, от первоначального дома: это типичные "палаты" - тип планировки, сложившийся в XVII веке (вероятно, даже гораздо раньше) и державшийся еще в 70-е годы XVIII века.

 

Фасад дома. Чертеж из Альбомов Казакова

Фасад дома. Чертеж из Альбомов Казакова

план дома

Схема реконструкции дома

Следующий известный нам план участка относится к 1781 году, когда участком владел коллежский асессор Ф. Угрюмов (в 1754 г. Угрюмовы были соседями Ахлестышева слева). На плане этого года изображена наружная лестница с криволинейными ступенями и сходом в центре дворового фасада - парадный вход всегда, вероятно, был со двора (в Альбоме он изображен на том же месте).

Пристройка к дому, идущая по самой границе участка, на плане 1781 года уже изображена. Она пришлась точно на пространство между ризалитом и западным фасадом. Делали ее, наверное, в два приема, потому что ближайший к основной части дома наличник ниже, чем последующий, и карниз в этой части другой. Судя по кирпичу, пристройка - 70-х годов XVIII века. Она ниже не только современного дома, но и того, что изображен в Альбоме. Наличники окон, равно типичные и для 1740-х, и для 1770-х годов, хорошо сохранились. Сохранились и карниз, и рустованные лопатки (руст 3:1) с раскреповками в карнизе и импостами. В первом этаже окон на западном фасаде почти не было (это видно и на плане в Альбоме) - в случае, если стена выходила во двор соседнего участка, в первом этаже полагались только служебные окошки (сравните, например, с домом 45 по Донской ул.). Так как пристройка продолжала боковой фасад основной части дома, стилистически она, вероятно, была связана с основным домом.

Затем (с какого года - неизвестно) домом владел бригадир Е. А. Цуриков. У него дом и купил в 1793 году за 25 000 рублей М. Р. Хлебников, только что продавший свой дом на Покровке Н. П. Румянцеву. Каков был дом в момент продажи - неизвестно (оригинал купчей не найден; к тому же в купчей обычно заботились только о точном описании границ участка). На плане же 1796 года (хотя чертеж очень условен - даже крыло на нем не показано) его длина точно совпадает с альбомной (19 сажен). Естественнее восточную пристройку (по улице) отнести к 80-м годам XVIII века (т. е. еще до продажи дома Хлебникову) - объединение окон первого и второго этажей общей нишей (так что между соседними осями образуется подобие лопаток) - прием, в 90-е годы уже не встречавшийся в. Границы этой пристройки без труда можно обнаружить в Альбоме: в том месте, где проходит западная стена левого ризалита, видны заложенные окна, оказавшиеся внутри. Длина старого здания до этой стены точно совпадает с чертежами 1754, 1756 и 1781 годов.

В 1796 году М. Р. Хлебников умер, и владелицей дома стала его жена А. Ф. Хлебникова. Есть все основания полагать, что в Альбоме изображен новый проект реконструкции дома, и именно поэтому дом и попал в Альбом. На альбомных чертежах со стороны двора изображен центральный ризалит, а на последующих чертежах и в натуре его нет. Есть и просто несообразности на чертежах Альбома; одна из комнаток изображена шириной в 60 см, а дверь в нее - 30 см! Вряд ли стали бы делать потолки парадного второго этажа на уровне верхнего откоса окон и врезать окна третьего этажа во фриз, если бы дом все равно надстраивался. Этот антресольный этаж был выкроен из неизменных габаритов здания.

Интересно, с каким виртуозным мастерством и минимальными затратами "палатная" планировка второго этажа, столь отличная от планировок классицизма, приведена к традиционной для конца XVIII века схеме. Помимо устройства антресолей Казаков пытался, мне кажется, исправить асимметрию дворового фасада дома и для этого запроектировал центральный ризалитик (в натуре этот фасад, как уже говорилось, был решен иначе). Ни Хлебников, ни его жена для М. Ф. Казакова не были случайными заказчиками: они жили с ним в одном приходе, по заказу Хлебникова Казаков строил церковь Косьмы и Дамиана и упоминавшийся дом на Покровке. Что А. Ф. Хлебникова была в самом конце XVIII и в первые годы XIX века связана с Казаковым, сомнения не вызывает: после смерти мужа она достраивала церковь Косьмы и Дамиана (законченную в 1803 г.). Хотя (вопреки утверждению Е. А. Белецкой) в 1812 году дом не горел, в 1817 году (уже при владельце Г. А. Салтыкове) он был надстроен, перепланирован внутри и получил новый фасад. Из скромного дома он превратился в один из лучших дворцов аристократической улицы Москвы.

Современную отделку дом приобрел в 1858 году, но от салтыковских времен на правом боковом фасаде сохранились два больших (позднее заложенных) итальянских окна с разгрузочной аркой над ними и нишами, имитирующими окна в первом этаже (в нишах сохранились нарисованные белым по темно-серому фону переплеты). Несмотря на все переделки, вернуть дому тот облик, который зафиксирован в Альбоме Казакова, очень нетрудно: дом хорошо сохранил все (довольно несложные) детали конца XVIII века (левый боковой фасад имел ту же вертикальную схему, что и главный). Что касается пристройки, она вполне может быть восстановлена в формах 70-х годов XVIII века и составит хороший ансамбль с соседней церковью Петра и Павла. Но и детали салтыковского времени (итальянские окна) выразительны и монументальны. История обогатила, а не обеднила облик этого дома.

Источник "Классическая Москва", Е. В. Николаев, Стройиздат 1975

 
< НазадДалее >