Дом И. И. Демидова

Проектирование домов | История архитектуры и дизайна

Дому И. И. Демидова с его "золотыми комнатами", вероятно, самому прославленному московскому дворцу, посвящены не только главы в любой монографии о М. Ф. Казакове, но и увраж под редакцией А. М. Харламовойа и работы В. Н. Горбачева. Но обширная опись дома, найденная В. Н. Горбачевым (ныне в Центральном Государственном архиве Москвы), остается, в сущности, неопубликованной. А в ней много таких сведений, которые нельзя почерпнуть ни из Альбомов, ни в натуре.

Опись существует в двух вариантах, при этом первый ее вариант - это выправленная и переписанная набело вторая опись. В некоторых частях она сокращена, но есть в ней и такие подробности, которых нет в черновике. К первой описи приложены планы дома и флигелей с нанесением названий всех комнат.

Из описей совершенно ясно, что дом Демидовых включил в себя уже существовавший до этого дом. Старый дом был построен по проекту 1763 года отставным секунд-майором А. Г. Гурьевым. Участок Гурьева был очень велик: с одной стороны он выходил в Проезжий переулок (позднее М. Демидовский), а сад его доходил до современной улицы Казакова. Регулярные пруды, а возможно, и регулярная планировка сада, видные на плане 1835 года, сохранились от середины XVIII века. Но граница участка справа шла на уровне бокового фасада дома: Демидов, следовательно, купил еще очень большую территорию (нам неизвестно у кого), на ней-то был позже разбит английский сад.

Гурьевский дом размерами был примерно 20 на 8 сажен, это совпадает с размерами демидовского дома, если отнять от него выступ со стороны двора (где находится парадная лестница). Были это одноэтажные каменные палаты: в описи сказано, что дом "надстроен на два жилья высотою от старого нижнего жилья до кровли 12 арш. 3/4". Если отложить от кровли эту высоту, то получается, что старые палаты были чуть выше цокольного этажа демидовского дома. По плану, данному в 1789 году, эти палаты были надстроены, "да к оному пристроены в заворот каменные жилые покои и парадные сени ко всем трем этажам длиною 4 сажени и 2 арш., шириною на 8 саж., высотою наровень с главным домом".

В конце 1790 года состояние работ было такое: ни главный дом, ни флигеля еще не были оштукатурены снаружи (а флигеля и внутри). Колоннада и фронтон "с карнизом и медальонами и с лепной работой" уже были готовы. Любопытно, что балюстрада на аттике ("сверх карнизу сделана кирпичная стенка") была вырезана из жести и выкрашена белой краской.

Внутри дома вовсю шли отделочные работы. Посреди первого этажа дома был, как известно, сквозной проезд с колоннами вдоль стен - это помещение так и называлось "подъезд". Справа от него размещались людские покои и баня: в одной комнате изображена большая печь (по описи - кирпичная), в нее вмазан котел, из которого вода по желобу подавалась в моечную, обшитую еловыми досками.

В левой части нижнего этажа были людские покои, парадная лестница с площадкой из дикого камня и перед ней парадные сени. Полы были - одни из дикого камня (вероятно, в подъезде), одни кирпичные (вероятно там, где была печь), десять лещадных и дощатых - семь, десять "очагов" - изразцовые.

Планировка первого этажа, несомненно, сохранилась от старого дома. В описании второго этажа наибольший интерес представляет описание "галереи" - зала, который позднее был уничтожен. Уже из Альбома понятно, что был он двухсветный. Стены зала, как и столовой, были оштукатуренные с пилястрами, "потолок с карнизами и сухарями (это же сказано о всех парадных комнатах), с медальонами (на потолке - Е. Н.) и с арками, и с лепной работою". "В ней (в галерее) алкестр (хоры — Е. Н.) с четырьмя колоннами с прорезными ложками (т. е. каннелированные) и капителями". На хоры вели стеклянные двери. Было сделано уже двое "штучных" полов (наборный паркет); в шести покоях полов еще не было, "а будут также сделаны штучные", в парадных комнатах потолки "с карнизами, медальонами и с лепной работою, также и коробки в окнах с лепной работою" (все это, как известно, хорошо сохранилось). Узнаем мы из описи, что в доме были печи: "штучные изразчатые" - 6 штук, "с лепной работою" - 2 и "изразчатых гладких" - 4. Сохранившийся доныне камин одной из гостиных в описи не упоминается. Две комнатки на уровне хор составляли антресоли, круглая столовая, лестница в третий этаж, девичья и кабинет - комнаты с одной скругленной стороной.

Из описи выясняется, что третий (жилой) этаж, куда помимо парадной лестницы вела еще внутренняя из дикого камня, был отделан весьма роскошно. В этом этаже было 7 штучных полов и помимо 12 изразцовых печей "мраморный камин с медными приборами". Из планов видно, что здесь были свои анфилады, свои спальни и кабинеты, но уже не показные, и жить здесь было, вероятно, очень удобно. Над этим этажом были три антресольные комнатки, окнами им служили окошки во фризе со стороны двора (в одном из таких окошек сохранился старый переплет).

Осталось сказать несколько слов о флигелях. В правом вверху помещались барские комнаты, внизу - сени и людские. Упоминается, что печи здесь были из красных изразцов. В левом - вверху людские покои, а внизу - кухня, поварня, кондитерские и приспешня. Под этим флигелем были еще погреба. Оба флигеля, как уже говорилось, в конце 1790 года еще не были отделаны. Ограда ("в круглых столбах забор" с железной фигурной решеткою "слесарной работы") осенью 1790 года была уже готова. Выкрашена решетка была черной краской.

Источник "Классическая Москва", Е. В. Николаев, Стройиздат 1975

 
< НазадДалее >