Дом №19 (137) по ул. Герцена

Проектирование домов

Следующий участок принадлежит к числу интереснейших на улице, хотя главный дом усадьбы переделан в конец XIX века. Дом этот,
по-видимому, был одним из старейших на Никитской. Это понятно уже из того, как он выдвинулся на тротуар, заступив красную линию.

В 1772 году дом этот (двухэтажный) уже существовал и имел два глубоких ризалита во двор, а по периметру двора (одной стороной выходящего в Калашный переулок) - деревянные службы. Владельцем был генерал-аншеф И. Ф. Глебов-Стрешнев, и в роду Глебовых-Стрешневых (к имени которых прибавилась затем фамилия Шаховских) усадьба находилась вплоть до революции. Облик дома до 1838 года нам остается неизвестным и, быть может, штукатурка скрывает под собой крупный памятник середины XVIII века, ибо чин владельца был почти самым крупным в России.

Но в ампирное время это было сравнительно скромное здание с пилястровым портиком и деревянным карнизом. Вход в дом был через правый ризалит, по улице шла обычная анфилада парадных гостиных, кончавшаяся парадной спальней с колоннами, а зал, очень большой, окнами выходил во двор. Такое положение зала, как ни странным может это показаться, встречалось довольно часто.

В 1884 году над домом словно пронесся ураган перестроек.
Е. М. Шаховская-Глебова-Стрешнева, в отличие от многих дворян, оказалась весьма оборотистой особой, она купила соседний участок и построила на нем театр, а старому дому отвела, вероятно, роль помещения для концертов и балов. Для этого ризалиты были удлинены и застроены. Между ними поместился квадратный зал с колоннами. Вход в него устроили со двора и соорудили крыльцо в стиле "рюс" по проекту архитектора Терского, строившего театр (заботясь об ансамбле со зданием театра) - сооружение, удивительное по своей безмасштабности. Двое ворот со стороны Никитской были сломаны, флигеля надстроены и соединены переходами с домом. Помещения переходов освещались круглыми окошками.

Дом одели в новую одежку, ту, в которой он стоит и поныне (проект архитектора Ф. Н. Кольбе).

Вот как это делалось: "В старом доме ... сломать деревянный карниз с фронтоном и заменить первый каменным, фронтон же заменить аттиком (последнее, кстати сказать, сделано не было) ... и отделать по фасаду". Сравнительно небольшой дом стройных пропорций стал мрачным и тяжелым, как сундук. Украшения на нем выглядят так, словно того и гляди отвалятся.

Но что в усадьбе замечательно (и еще не встречалось, нам на улице) - это хорошо, сохранившийся ансамбль служб. Любая старая московская усадьба - это целое натуральное хозяйство: кроме флигелей для дворни в ней всегда есть конюшни для собственного выезда (иной раз целый конный двор); каретный сарай, где стояли летние и зимние экипажи, хранилась упряжь и т. п.; кладовые, куда крепостные свозили гору припасов; "хлебные анбары"; погреба; кухня (если ее не было в нижнем этаже дома; иной раз обед таскали через двор и разогревали в буфетной); даже кузница - и все это нужно было разместить во дворе, иной раз самой причудливой формы, так, чтобы постройки не портили вида, располагались удобно и осмысленно и были красивы, ибо красота жила рука об руку с пользой в это время.

Службы в усадьбе Глебовых-Стрешневых построены по проекту 1798 года (в 1802 г. уже существовали) И. Ф. Глебовой-Стрешневой. Они расположены огромной подковой, довольно симметричной, хотя по отношению к дому и смещенной.

По сторонам дома было двое ворот, судя по планам, такого-же типа, как в доме Колычева. Правые вели на обширный двор - здесь слитый воедино, парадный и хозяйственный. Левые ворота почти всегда были, вероятно, заперты. Они ведут в глухой хозяйственный дворик (как у дома Губина). Правое крыло служб выходит на уровень улицы и служит флигелем дому.

Его продолжение, переходящее затем в дугу, внизу имело каретный сарай и конюшню, наверху - жилье (вероятно, дворни). Левое крыло - жилое, за исключением одноэтажной части. В центре дуги - проезд на черный двор, где в углу участка в ампирное время стоял корпус углом (быть может - прачечная и кладовая).

Интересно, что сада - это лучшей части усадьбы - здесь никогда не было. Этот район в начале XIX века - один из наиболее "городских" в Москве.

Источник "Классическая Москва", Е. В. Николаев, Стройиздат 1975