Дом №24 (247) по ул. Герцена

Проектирование домов

За Хлыновским тупиком (названным по уничтоженной церкви Николая Чудотворца в Хлынове) начинается квартал, занимаемый тремя домами. На первый взгляд они кажутся чуть ли не ровесниками, а на самом деле принадлежат трем разным столетиям.

Когда-то весь этот квартал был одним владением (в 1756 г. поручика Щепотьева). К началу XIX века он разделился на две части. На правом участке до 1905 г. стоял двухэтажный каменный дом, сильно «зарезавший » красную линию, вероятно, очень старый (на плане 1756 г. уже обозначен). Любопытно, что при пожаре 1812 г. во дворе уцелело одноэтажное деревянное здание с галереей - какой-нибудь сарай для поклажи, а дом - каменный и уж, конечно, очень прочный, сгорел.

Мимо современного углового дома все проходят равнодушно, а между тем это один из первых доходных домов в Москве.

В 1839 г. княгиня А. П. Голицына задумала построить на месте скромных одноэтажных домиков большой четырехэтажный дом. К началу 1841 г. он уже был выстроен (по проекту, очень близкому к проекту 1839 г.) и с той поры практически без изменений стоит и поныне.

Четырехэтажные дома были в Москве и раньше. Но этот дом вовсе на них не похож. В нижнем этаже его - большая витрина, вероятно магазин (а быть может и ателье мод, как и ныне), с улицы - два входа, а остальные этажи почти равноценные, хотя и сделана попытка «разобрать» их по рангам (впрочем, немного более удачная, чем в послевоенной архитектуре нашего времени). Архитектура дома, конечно, очень по средственная, но в чем ей нельзя отказать, так это в радикальности решений: потребовалось сплошное окно в первом этаже - архитектор не задумываясь делает его, понадобились окна равной высоты (ибо жильцы четвертого этажа не обязаны, конечно, терпеть неудобства ради красоты) - он и на это идет без колебаний. И это - чуть позже того времени, когда в Петербурге В. П. Стасов употреблял свой гениальный дар на то, чтобы в традиционную схему ампирного особняка втиснуть новое содержание - доходный дом.

Архитектура дома очень близка к типовым проектам 1841 - 1842-го годов, ознаменовавшим конец ампира. Но ведь дом проектировался до их опубликования, следовательно, является одной из первых ласточек нового стиля (если только стилем можно назвать распад стиля). Эта радикальность связывает дом со зданиями 80-х годов XIX века - в архитектурном отношении почти всегда ничтожных, но по-своему решавших проблему многоквартирного дома и тем самым подготавливавших архитектуру XX века.

В 1905 году во всю оставшуюся ширину участка (ибо земля в центре города очень подорожала) был построен крупный четырехэтажный дом (проект архитектора Мейстера и гражданского инженера Нилуса). В здании много черт стиля модерн - в криволинейном завершении окон, эркеров, в балконах и их решетках, в лепнине, где каждая линия смертельно боится прямизны, в типах лепных цветов, трав и женских головок (по последним можно составить удовлетворительное понятие о тогдашних модницах и прическах). Но живописные черты модерна, столь заметные в архитектуре особняков (например, Рябушинского), в нем выражены слабо - только в его эркерах и балконах. А в целом - это довольно наивная попытка «развеселить» большой доходный дом, само назначение которого, вероятно, не вселяло восторга в душу архитектора.

Источник "Классическая Москва", Е. В. Николаев, Стройиздат 1975